Harry Potter: Utopia

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » ...and you won't know what hit you


...and you won't know what hit you

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://sh.uploads.ru/saP6m.gif

...and you won't know what hit you

ДАТА: 5 августа 2026

МЕСТО: клуб "Неблагой двор"

УЧАСТНИКИ: Селвин, Микаса, Сайто, возможен Вебер оптом

Королевы "Неблагого двора" не ждали, что среди них однажды появится настоящая принцесса. Больше всего этого не ожидал Селвин, который, кажется, на этот вечер избран личным фаворитом. За какие такие заслуги - вам не ответит даже Акира. Может быть, это один из тех абсурдных планов принцессы? Но скорее, это тупое желание повеселиться. Удивятся все.

Отредактировано Meiko Mikasa (2017-12-10 21:01:33)

+3

2

Мэико огляделась еще раз, более внимательно. В определенный момент это заброшенное светло-желтое здание на окраине показалось ей такой же помойкой внутри, как и снаружи, но теперь она поняла, что ей не показалось, и принялась усиленно отбиваться от настойчиво порхающих бабочек, терпко-ярких до кислотной наркотической оскомины. Не то чтобы хоть одна из них действительно имела шанс добраться до ее императорского тела – Акира равнодушно и устрашающе ровно дышал где-то за ее правым плечом, но его ужасающую ауру Мэико чувствовала, даже не поворачивая головы. Как и настырные магические бабочки, облетавшие его за метр. В любой другой день им самое место было под потолком, но в этот незадачливый четверг в глазах персонала явственно читалось, что что-то пошло не так – Мэико поставила на то, что эту проблему они исправят минут через двадцать. Не отличавшийся великодушием оборотень отвел им час.

Два этажа «Неблагого двора» (плюс мансарда) сами по себе никакой ценности для японских гостей, не собирающихся открывать для себя все прелести английских развлечений, не представляли; Мэико догадывалась, да, может, и секрета из этого никто не делал, для чего был отведен второй этаж с его узким коридором, оформленным крайне безвкусно и настолько же в духе времени (ей сказали, что местные дизайнерские решения меняются каждый день, но принцесса не поверила, что к лучшему), и бесконечными комнатами – она бы не изощрялась и повесила красный фонарик. К счастью, не считая бабочек, вернувшихся под потолок к моменту, когда Мэй допила первый коктейль, большой зал на первом этаже был весьма прозаичным с его уместным зонированием и на удивление удобными диванами.
- Вон наш юноша, - жестом пригласив бдительного Сайто, чуть было ни отнявшего у бармена магический шейкер, когда он добавил в коктейль два куска лайма вместо трех, нагнуться поближе, сказала принцесса на родном японском, и взгляд ее нашел в небольшой еще вечерней толпе фигуру высокого молодого человека с гладкими темными волосами. – Хороший, правда? – не впопад осведомилась она, словно сваха у девицы на выданье. – Ой, да брось ты! – выражение лица Акиры не изменилось ни на микромиллиметр, он не двинулся и взгляд его остался все таким же проницательным и не проницаемым, но Мэико совершенно явственно ощутила, что ее фразу он не одобрил. – Я всего лишь с ним поговорю.
Лгать даже не пришлось – ей в общем-то не приходило в голову лгать. Конкретно Акире она немного не договаривала: чем меньше он знает, тем целее будут его нервы, тем меньше беспокоится император, ждущий недельный отчет и письма каждые два дня, и тем легче ей воплотить свой план. Лис знал, что его принцесса, улизнув из-под бдительного наблюдения английских Авроров, перепоручив их заботам Кристиана, пришла в лондонское заведение сомнительного толка лишь для разговора с этим человеком. Еще он знал, что человек этот был нужен Мэико для налаживания связей: чистокровный мальчик с длинной родословной и, вероятно, жирным самомнением, идеально подходил в кандидаты на подобные разговоры. Но чего Акира не знал, и Мэико об этом позаботилась, так это того, что имя Фобоса Селвина встретилось принцессе однажды в рапорте на членов ОНВ, – секретном, министерском рапорте, валявшемся на столе у сотрудника, подобно проездному билету на маггловский автобус, – а сам Селвин многозначительно мелькнул уже два раза в видениях Юки как возможный участник ближайшего и планируемого развития событий. В голове самой Мэико имя его находилось в папке с пометкой «один из скорейших вариантов».
- Может статься, что за нами следят. Вряд ли, впрочем, но это ты у нас приверженец осторожности. – Из-за осторожности этот визит не придавался огласки и к Мэико присоединился лишь лис. Из-за осторожности же принцесса была одета не в горячо любимую традиционную юкату, а в обычную и вполне рядовую одежду, которую сложно было отнести к категорически волшебной или полностью маггловской моде; если ее и знали в лицо местные европейцы, то, не предупрежденные, никогда бы не отличили императорскую дочь от любой другой японки или даже кореянки – в подспудном расизме и полном отсутствии интересе ни один британец ни за что бы не признался. – Поэтому я пойду потанцую под вопли местных звезд, а ты, будь душкой, приведи ко мне юношу для совместных па. Там столько народа, - загадочно махнула рукой принцесса на еще недавно пустой, но теперь весьма пригодный для пряток танцпол. – И Акира, Сусаноо ради, улыбнись уже, а то все англичане сбегут.
Напоминать ему, что следует быть вежливым, принцесса не стала – Сайто всегда был воспитанным настолько, что даже император перед ним робел. Но что не стоит таскать англичан за волосы, предупредить ей все-таки хотелось: беда могла постичь любого, кто отказал бы принцессе в просьбе. Фобос Селвин, предполагала Мэико, вполне бы мог отказаться танцевать со странной барышней, получив приглашение от третьего лица. Но принцесса надеялась, что Фобос Селвин читает газеты или хотя бы догадывается, что людям в идеальных черных костюмах с императорским гербом на посеребренных пуговицах и в тонких белых перчатках лучше не отказывать.

Отредактировано Meiko Mikasa (2017-12-05 16:08:19)

+4

3

Снаружи Акира мог выглядеть бесконечно спокойным и равнодушным, но внутри него тихо подрагивало небольшое волнение. Впрочем, подобное беспокойство ему было знакомо столь же долго, сколько он знал третью принцессу и был ответственен за её жизнь. Мэико можно было запросто вручить почётную медаль по учинению проблем, поиску опасных ситуаций на свою голову и головы окружающих, а также попаданию в столь замысловато разрешимые трудности, что уж кому-кому, а Акире скучать рядом с ней явно не приходилось. Никогда. Совсем. К счастью, у императорского охранника волнение принимало причудливые формы, и вот уже Сайто способен распознать любой шорох, заметить малейшее поползновение в сторону августейшей особы, все рефлексы обостряются и подозрительность достигает предела, как и в некотором роде совершенно абсурдное, нелогичное, абсолютно не подобающее человеку его уровня желание в случае опасности накинуться на источник оной, и растерзать на мелкие и не поддающиеся реанимации клочки. Однако, репутация для Акиры значила ненамного меньше, чем безопасность принцессы, потому и сегодня, в столь важный и непростой день, возможно, для всего человечества, Сайто держал себя так будто на отдых приехал. Одет с иголочки, спокоен аки Фудзи в изображении лучших художников, однако, как и всегда, настороже, и волшебную палочку приставить к чужому горлу может приставить быстрее, чем самый шустрый маг проговорит до конца заклятие "Нокс". Акира, несмотря на искреннюю преданность традициям и при всей любви к Японии и её правителям, не мог не признать, что ему нравится западный мир. Ему нравятся простые люди, или, как их тут называют - магглы. Он действительно хотел бы увидеть воочию утопический мир, в котором государствам будет нечего делить, а магия будет бок о бок жить с технологиями. И хоть Сайто был не настолько наивен, чтобы признать возможность существования именно такого варианта - мирного, цветущего и идиллически-спокойного, он поддерживал принцессу. И отнюдь не потому что не поддержать Мэико с её идеями, порой безумными и дикими, было нельзя. Улизнуть от аврора, любезно приставленного к принцессе министерством? Почему бы и да? Акира принял эту затею с равнодушным спокойствием, будучи полностью уверенным в собственных силах. Встретиться с человеком, который поспособствует (это практически решённый вопрос, Мэико умеет убеждать) приближению слияния? Даже несмотря на то, что Сайто лишь примерно представляет себе что это за человек, потому что разведка в этот раз не очень хорошо поработала? Хорошо, конечно, мы отправимся к нему на встречу, Мэико-химе. Отправиться на эти переговоры в не самый благочестивый район, походы в который вряд ли одобрил бы император... выбрав в этом районе ещё и самое ветхое, самое злачное место? Нет, ну а зачем Акира ещё нужен, если не за тем, чтобы выполнять любое желание принцессы?

Состояние обстановки внутри не сильно отличалось от того, что они увидели снаружи, но приметив запасные выходы и оценив контингент местных тусовщиков, Сайто позволил себе даже на полшага отойти от Мэико-сама. За парочкой не шибко вызывающих доверие субъектов, между тем, охранник продолжал наблюдать краем глаза.
То самоуверенное спокойствие, которое Акира излучал в подавляющее большинство времени, подталкивало принцессу раз за разом проверять охранника на прочность провокациями и подколами, лишь сильнее развивая в нём непробиваемость и непоколебимую верность своему обычному поведению.
- Опасным не выглядит, - озвучил своё мнение Сайто, проигнорировав суть вопроса, заключавшуюся в ином. В то время, как Мэико расправлялась со вторым коктейлем, Акира пил воду с лимоном - та барная роскошь, которую он заслуживает. На деле он был весьма вынослив и мог бы без особых последствий выпить немного, но в священных правилах значилось не пить на работе, и этим правилам Сайто неукоснительно следовал. Даром что не пил и вне работы тоже.
- Британцы за нами точно не следят, - успокоил лис принцессу, про себя надеясь, что императорских шпионов, "надсмотрщиков за надсмотрщиками" было только двое.
Сайто идея Мэико-сама не очень понравилась - ему вообще не нравились ситуации, которые могли пойти по не продуманному Акирой пути, а также когда он упускал принцессу из виду, но постоять за себя дочь императора тоже, на самом деле, могла, а отходить надолго он не собирается. Если британский сэр не изволит следовать с ним добровольно, и просьба с эффектом давления на него не подействует, и если даже вежливые угрозы не тронут его северное сердце, то Сайто, пожалуй, сможет, скрепя сердце, наплевать на правила хорошего тона и привести юношу к принцессе за шкирку. Но это, разумеется, лишь в самом крайнем случае. Та же самая разведка поведала, что сэр с непростым характером, но найти общий язык с ним можно.

Акира возникает за спиной Фобоса Селвина словно тень, плавно обходя вокруг, словно лис, присмотревший жертву. Он памятует заветы принцессы, и не собирается ослушаться её и в этот раз. Он едва заметно улыбается, но этого достаточно, чтобы его вид стал немного более дружелюбным, располагающим и слегка хитрым.
- Добрый вечер! - Сайто разговаривает на английском практически без акцента. Он даже мог бы сойти за местного, но уж очень пафосно одет для подобных мероприятий, - моё имя - Акира Сайто. Осмелюсь потревожить вас в столь прекрасный вечер, предложив составить компанию моей госпоже. Мы - гости Британии, знакомимся с городом, и надеемся, что вы станете нашим гостем на сегодня.
Сайто слегка кивает (потому что пальцами в принцессу тыкать не положено) в сторону Мэико, которая отрывается на танцполе так лихо, что мысленно его на мгновение посещает быстрый и смачный фейспалм, подавляет желание в срочном порядке забрать её оттуда и в срочном порядке покинуть клуб, город и вообще страну, и вновь переводит взгляд на Фобоса, принимая вид вежливый, но лишь слегка заинтересованный, будто в случае его отказа, воспримет это как сущий пустяк.

Отредактировано Akira Saito (2017-12-09 04:04:01)

+3

4

Время, проведенное в кругу друзей - лучшее время.
Фобос развернул Пророк, пытаясь использовать его в качестве естественной преграды между собой и Трэверсом. Если в «Неблагом» и было какое-то очарование, помимо Адониса, то оно исчезло в тот самый момент, когда члены ОНВ решили, что это новый филиал подрывного движения, место для важных переговоров с Селвинами, и малая трибуна для не сумевших впихнуть свой доклад во временные рамки еженедельных заседаний. Они мешали ему устраивать личную жизнь!
Слишком дорогой ценой ему досталась куртка из драконьей кожи, замечательной красноватой кожи, которую он ради разнообразия снял не с плеча брата. У брата он взял только журнал, где среди бесполезных голых девиц потерялась парочка волшебников, выглядевших как мужчины, с которыми ходят на свидания. Фобос скопировал оттуда прическу. Конечно, мужчины явно были разодеты в расчете на девиц, но почему-то ему показалось, что на Адониса это тоже подействует.
Так или иначе, пока что он тратил красоту и молодость на полоумного старика Трэверса, которому снова померещился заговор против главы их славной организации. Если быть честным, заговор действительно был: Фобос лично возглавил его. Так что со стороны Трэверса было особенно невежливо направлять именно на него свою паранойю. 
Фобос вздохнул и попросил бармена плеснуть рома в свою кружку с недопитым чаем. В последнее время он стал часто выпивать. Ему следовало задуматься над этим, но скрипящий голос Трэверса как-то неприятно сливался с громкой музыкой, ударами стаканов о барную стойку, плоскими шутками парня, который пытался флиртовать с сияющей Рианнон. А в разделе светских новостей «Пророка» повторяла одно и то же заученное движение маленькая женская рука, исчезая под чайным блюдцем, закрывшем часть колдографии. Белые пальцы тревожили ткань элитного халата, и поднимались вверх для рукопожатия, или, может быть, чтобы отбросить пряди, брошенные ветром в лицо, или для чего-то настолько же повседневного и бессмысленного. Нет, у такой волосы наверняка гладко зачесаны в какую-нибудь сложную ерунду. Он ненавидел эту женщину без головы: она занимала место его матери. Это дурноватая Гормлэйт была настоящей музой всех портних, ювелиров, шляпниц, флористов, и подавленных мальчиков, с почтительного расстояния делающих колдоснимок особого гостя. Ради нее они поднимались с утра на работу. Она родилась для этого.

Молодой человек, разрушивший его медленные вечерние страдания, сначала не вызвал у него особенного удивления. Фобос решил, что это очередной участник «Фей», о существовании которого он до сих пор не знал. Но, чем дольше тот говорил, тем больше Фобос хмурился, начиная приглядываться к костюму волшебника.
- Добрый вечер, – ответил он с легким сомнением в голосе, какое бывает у человека, говорящего на чужом языке. И вы решили начать знакомство с мальчика для битья одной из последних лавочек Лютного? Оригинально. Вы слышали, что такое Лютный? А что такое мальчик для битья? Он слегка наклонился к незнакомцу в подобии доверительного жеста. Если бы не честная пустота в серых глазах, можно было бы заподозрить, что Фобос издевается. Мал-чык дла быт-я, – повторил он с чудовищным акцентом. Так коверкал английский Фань, когда напивался до состояния рок-звезды.
Ничего не стоило послать к Мерлину этого парламентера, но позади был Трэверс с волосатыми ушами, и это уверенней разжигало исследовательский интерес Фобоса. Он попытался распознать госпожу среди танцующих, хотя это было непросто в условиях их полного незнакомства, и мелькающего освещения. Просто вычислить даму в самом дорогом наряде тоже не представлялось возможным. Он очень холодно взглянул на молодого человека: Что же, по-вашему, я должен делать? Подтанцевать к ней?   
Ситуация, по мнению Фобоса, дошла до абсурда. Ему не нравились люди, заставляющие его чувствовать себя глупо. Если вашей... госпоже нужен кавалер, обратитесь к той милой барменше, – он указал на Рианнон, - Она организует вам ужин с владельцами: они все отличные танцоры.
Если и существовали какие-нибудь предрассудки об англичанах, Фобос сейчас воплощал собой как минимум один из них. Он умудрился одновременно оскорбиться, словно девица, для которой прогулка с поклонником неожиданно закончилась тесной кладовкой, и обнаружить ужасную косность, которая, вообще-то, была ему не свойственна. Так действовал на него слишком официальный какой-то нездешней официальностью собеседник. Имя его он благополучно забыл, что тоже было очень по-английски: вечная привычка полагаться на визитные карточки. Этот этикет мало касался той среды, в которой находился Фобос, но поколения изящной беспечности, видимо, сделали для потомка Селвинов и Слагхорнов свое дело.
Он в последний раз оглянулся на сходящий с ума танцпол. Пожалуй, это знакомство, если бы оно состоялось, совсем бы его не порадовало. Не хватало еще испортить репутацию об какую-то из дрыгающихся там девиц. Но ведь... кажется, у него не было репутации. Он одернул рукав и повернулся к парламентеру: Итак?

+4


Вы здесь » Harry Potter: Utopia » НЕЗАВЕРШЕННЫЕ ЭПИЗОДЫ » ...and you won't know what hit you


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC